Tilda Publishing
Оценка внешней среды
развития НКО
Об исследовании
Введение
Внешняя среда, как и сами НКО, меняется, но без регулярных исследований такие трансформации оценить невозможно. В какой мере внешняя среда способствует или препятствует развитию НКО в целом? Какие сферы внешней среды являются наиболее благоприятными и, наоборот, неблагоприятными для деятельности НКО? Как различается восприятие внешней среды разными НКО по размеру, опыту работы, целевым аудиториям, уровню организационного развития? Эти три вопроса являются ключевыми для текущего исследования.
Исследование «Оценка внешней среды развития НКО» – это второе ежегодное исследование проекта «ПУЛЬС НКО». В первой волне проекта мы получили результаты об оценке уровня организационного развития некоммерческих организаций, которые позволили посмотреть вглубь их организационных процессов и понять, насколько сильными являются те или иные стороны управленческой жизни НКО, начиная с вопросов стратегии и планирования, заканчивая работой с рисками и адвокации. Текущий опрос позволил дополнить оценку уровня организационного развития НКО оценкой внешних условий их работы.
Оценка внешней среды основана на субъективных оценках НКО. В ходе исследования опрошенные организации оценили предложенные показатели внешней среды исходя из своего опыта работы и своего понимания положения дел в некоммерческом секторе. Мы не оценивали внешнюю среду по каким-либо объективным параметрам – объему финансирования, законодательству и проч. Такие данные доступны не по всем характеристикам и их выбор весьма ограничен. Мы видим ценность полученных субъективных оценок, поскольку НКО принимают решения, опираясь в первую очередь на свое понимание текущей ситуации. Находясь фактически в одном и том же контексте, разные организации по-разному считывают этот контекст и действуют в этой связи исходя из своего субъективного восприятия. Анализ таких субъективных оценок и поиск различий среди НКО разного профиля, кто воспринимает внешнюю среду как более или, наоборот, менее способствующую их развитию, было целью нашего исследования.
Доклад начинается с части о том, как сами НКО оценивают положение некоммерческого сектора и завершается оценкой перспектив ближайшего года. Основная часть доклада – анализ внешней среды развития НКО по 6 показателям: (1) экономический контекст, (2) доступность ресурсов, (3) социальный контекст, (4) политический и правовой контекст, (5) инфраструктура сектора и (6) открытость партнеров к НКО.
Благодарности
Мы благодарим членов Экспертного совета проекта «ПУЛЬС НКО» за участие в обсуждении дизайна исследования и формулировке рекомендаций: Вячеслава Бахмина (независимый эксперт), Романа Склоцкого (независимый эксперт), Марину Михайлову (Архангельский Центр социальных технологий «Гарант»), Юлию Ходорову (БФ «Культура благотворительности»), Елену Малицкую (Фонд «Сибирский центр поддержки общественных инициатив»), Наталию Фреик (независимый эксперт), Татьяну Задирако (БФ «Социальный навигатор»), Ингу Моисееву (D-Group.Social), Евгения Фонталина (Группа компаний Philin Philgood), Анну Орлову (Кухня НКО).
Методология
Внешняя среда развития НКО многосоставная и все социальные, политические, экономические процессы так или иначе сказываются на работе некоммерческих организаций. Тем не менее исследование предполагает выбор необходимых и достаточных критериев, характеризующих объект исследования. Проведя систематизацию основных международных подходов к оценке внешней среды развития НКО, обсудив с экспертами-практиками ее ключевые характеристики в российском контексте, мы сформулировали основные показатели и суб-показатели внешней среды развития НКО.
  • Civil Society Organization Sustainability Index (USAID)
  • The Global Philanthropy Environment Index
  • The Blueprint оf Social Innovation Indicators
  • The Nonprofit Quarterly Study оn Nonprofit and Philanthropic Infrastructure
  • CIVICUS’ Civil Society Enabling Environment Index
1. Экономический контекст
  • Общая экономическая ситуация
  • Возможности долгосрочного финансового планирования
  • Налоги и льготы
  • Банковское обслуживание и кредиты
2. Доступность ресурсов
  • Доступность источников финансирования
  • Доступность трудовых ресурсов
  • Доступность материальных ресурсов
3. Социальный контекст
  • Социальный климат
  • Информированность об НКО
  • Вовлеченность населения в работу НКО
  • Репутация НКО
4. Политический и правовой контекст
  • Политическая ситуация
  • Нормативно-правовое регулирование
  • Отношение органов власти к НКО
5. Инфраструктура сектора
  • Развитость инфраструктуры
  • Образование для НКО
  • Профессиональные консультации и услуги
  • Ресурсные центры и ассоциации
  • Сплоченность сектора
6. Открытость партнеров к НКО
  • Органы власти и бюджетные учреждения
  • Бизнес
  • СМИ
Для получения значения каждого из 6 показателей внешней среды развития НКО рассчитывалось среднее значение его суб-показателей. В свою очередь значение суб-показателя рассчитывалось как среднее значение всех утверждений, входящих в него. Степень согласия с каждым утверждением оценивалась респондентами по 5-балльной шкале. Итоговое значение индекса внешней среды развития НКО рассчитано как среднее значение 6 показателей, включенных в модель оценки.
Мы намеренно отказались от использования весов в показателях. Несмотря на очевидную высокую значимость, например, политического или экономического контекста для всех, организации остаются очень разными и для кого-то (по крайней мере политический контекст) может быть не так значим в своем восприятии и то, в какой мере они на него ориентируются, и как он на практике влияет на их работу. Для значительной части организаций, в особенности волонтерских, социальный контекст более значим, а для тех, кто работает с бизнесом – приоритет имеет открытость партнеров. Таким образом формулировка универсальных весов, подходящих для всех организаций кажется невозможной. Именно поэтому все показатели анализируются в исследовании как равнозначные.
Сбор данных проведен методом онлайн-опроса НКО, являющихся участниками проекта «ПУЛЬС НКО» (более 700 участников). Всего получены ответы от 361 НКО, 265 из которых приняли участие в первом опросе по оценке уровня организационного развития НКО. Исследование проведено в июле-сентябре 2022 г.
Описание выборки

Большинство опрошенных НКО относятся к автономным некоммерческим организациям (32%), фондам (30%) и общественным организациям (25%). Остальные 11% приходятся на иные организационно-правовые формы, включая объединения юридических лиц (6%), некоммерческие партнерства (2%) и общественные движения (2%).
В опросе участвовали НКО из 61 региона 8 федеральных округов. Треть опрошенных НКО зарегистрированы в Москве (31%), 8% НКО – из Санкт-Петербурга, остальные 61% опрошенных распределены в пределах от 1 до 5% по другим 59 регионам.
Большая часть опрошенных организаций (38%) работает в сфере «социальные услуги, помощь социально уязвимым группам населения», 14% работают в сфере «развития благотворительности, волонтерства и некоммерческого сектора», 9% – в сфере «образование, исследования, наука», еще 8% представляют «спорт, ЗОЖ, досуг и рекреацию». Остальные 31% НКО заняты в иных направлениях.
Группировка НКО

В ходе описания полученных результатов мы показываем, как различаются ответы разных групп респондентов на поставленные вопросы. Все указанные в тексте различия в ответах являются статистически значимыми (Хи-квадрат). Это означает, что существует связь между той или иной группой НКО и ее ответами на нее.

В анализе использовались следующие группировки НКО:
Как читать отчет?
При просмотре отчета на ноутбуке и компьютере графики с результатами онлайн-опроса доступны в интерактивном формате. Дождитесь загрузки графиков. Вы сможете увидеть результаты по всем опрошенным, а также отфильтровать ответы отдельных категорий НКО.

Для выбора нескольких фильтров на графике нажмите Ctrl. Для того, чтобы вернуться к основному общему графику, нажмите на «белое поле» или снимите выбор категории ответов, нажав на него еще раз. Для увеличения масштаба графика вы можете нажать на кнопку «Открыть в полноэкранном режиме», которая находится справа внизу окна с графиком. Для выхода из полноэкранного размера нажмите Esc.
При просмотре отчета на мобильной устройстве или планшете графики с результатами опроса представлены в статичном формате в виде картинки.

Cкачать отчет в pdf

Скачать краткую презентацию
Результаты
Текущее положение и условия работы сектора НКО
Прежде чем дать оценку внешней среды развития НКО, необходимо понять, как сами организации оценивают свое текущее состояние. Как видно, большая часть сомневается в однозначных оценках и 54% опрошенных говорят о том, что в чем-то текущее состояние хорошее, а в чем-то плохое. Доли тех, кто дал однозначно позитивные и однозначно негативные оценки, примерно равны – по 21 и 24% соответственно.
Наиболее заметно оценки текущего положения сектора НКО различаются среди НКО разного уровня организационного развития. Если среди тех, кто имеет низкий уровень, позитивно оценивающих состояние сектора всего 3%, то среди НКО высокого уровня их уже 35%. Это говорит о том, что восприятие состояния сектора НКО в целом во многом определяется тем, в каком положении находится сама организация.

Интересно, что НКО Москвы более критично настроены, среди них доля «пессимистов» статистически значимо больше, по сравнению с НКО из регионов. Если среди первых 33% считают, что состояние сектора плохое, то среди вторых таких лишь 19%.

Различия в оценке состояния сектора также наблюдаются среди НКО, работающих с разными целевыми аудиториями. Так, о хорошем состоянии сектора чаще других говорят работающие с пожилыми, ветеранами (26%), в два раза реже (13%) – работающие с узкими группами благополучателей (бездомные, ВИЧ-позитивные, заключенные).
Несмотря на весьма скромную самооценку текущего состояния сектора НКО, половина опрошенных организаций считают (52%), что деятельность сектора в достаточной мере охватывает основные социальные проблемы. Причем такие оценки практически не отличаются среди НКО разного размера и направлений деятельности.
Тем не менее внимание НКО к разным целевым группам распределено неравномерно. По мнению опрошенных, в определенных сферах наблюдается переизбыток, в то время как в других, напротив, есть дефицит программ НКО.
В каких сферах есть переизбыток программ НКО?
К числу избыточных программ НКО опрошенные относили те, что работают в сфере защиты детства и помощи детям (23% от тех, кто ответил на вопрос), обучения НКО (12%), сфере патриотизма (10%).

Говоря о сфере защиты детства, НКО указывали на переизбыток программ помощи детям-инвалидам, сиротам, детям с ментальными нарушениями, программ по борьбе с детскими заболеваниями и по организации детского досуга. Также избыточно предложение по обучению для НКО, в том числе по обучению написанию грантовых заявок и социальному проектированию. Качество таких программ оценивается достаточно низко, как отметил один из респондентов: «Обучающие программы для НКО: их качество удручает. Учить берутся все, кому не лень».
Кроме того, респонденты указывали на избыток программ НКО по помощи животным (6%), инвалидам (6%), и программ социальной сферы (5%). О том, что переизбытка программ НКО нет сказали 8% от ответивших на вопрос.
Помощь детям
Обучение НКО
Патриотизм
Благотворительность и волонтерство
Помощь животным
23%
12%
10%
8%
6%
В каких сферах есть дефицит программ НКО?
Дефицит программ НКО, по мнению опрошенных, наиболее выражен в сферах медицинской помощи (21% от ответивших на вопрос), помощи людям в трудной жизненной ситуации (11%), и людям с ограниченными возможностями (9%). В сфере медицинской помощи указывали на дефицит программ по конкретным заболеваниям – расстройствам аутистического спектра, инсультам, различным хроническим заболеваниям. Также называлась нехватка программ по работе с ВИЧ-инфицированными, по работе с психическим здоровьем, долгосрочной реабилитацией и программ по поддержке людей с зависимостями.
Медицинская помощь
Люди в трудной жизненной ситуации
Люди с ограниченными возможностями
Правозащита
Пожилые
21%
11%
9%
6%
5%
Говоря о дефиците работы по помощи людям в трудной жизненной ситуации, опрошенные называли недостаток программ материальной помощи, помощи для бездомных и людей, освободившихся из мест лишения свободы, а также для более редких ситуаций как торговля людьми. В работе с людьми с ограниченным возможностями здоровья называлась нехватка программ по социализации и трудоустройству инвалидов, социальной и социокультурной абилитации и реабилитации, а также программ по уходу и присмотру за детьми с инвалидностью. В правозащитной сфере НКО указывали на дефицит программ для конкретных групп граждан, например, врачей или заключенных.
Важной характеристикой состояния сектора НКО является спектр проблем, с которыми сталкиваются организации. Как и в ряде других исследований на эту тему, на первом месте – вопрос финансирования и его недостатка для деятельности организации (57%). Второе и третье место разделяют институциональные партнеры НКО – бизнес и государство – чьей поддержки, по мнению опрошенных, недостаточно (45 и 37%).
На четвертном месте – проблема эмоционального выгорания сотрудников (32%). Она действительно приобрела новую высокую значимость в последние годы и, несмотря на то что о выгорании стали говорить чаще, появились отдельные информационные и методические материалы по теме преодоления выгорания, этого, очевидно, недостаточно. Запрос остается высоким.
Также называлась нехватка сотрудников (28%), нехватка рекламы и доступа к СМИ, недостаток определенных знаний (25%) и проблемы с помещением (25%). Намного менее актуальны проблемы, связанные с недостатком интереса и поддержки со стороны целевых аудиторий и населения, проблемы конкуренции внутри сектора или организации, и угрозы попадания в реестр «иностранных агентов». Об этих проблемах говорили от 5% до 12% опрошенных.
Что касается условий работы некоммерческих организаций, то мнения относительно того, стимулируют (27%) или препятствуют (34%) они их развитию, разделились примерно поровну с достаточно высокой долей сомневающихся в однозначной оценке (39%).
Аналогично оценке состояния сектора, различия в оценке внешней среды заметно различаются среди НКО разного уровня организационного развития. НКО с низким уровнем склонны давать более пессимистичные оценки и практически половина таких организаций (47%) считает, что внешние условия препятствуют развитию, в то время как среди НКО с высоким уровнем таковых лишь 22%. И, наоборот, НКО высокого уровня организационного развития чаще говорят (31%) о том, что внешние условия стимулируют развитие сектора, чем НКО с низким уровнем (11%).
Среди всех предложенных к оценке внешних условий, опрошенные наиболее высоко оценивают развитость инфраструктуры для НКО. Более половины (55%) считают, что существующая инфраструктура – ресурсные центры, информационные, образовательные площадки и т.д. – благоприятна для деятельности НКО. С заметным отставанием идут остальные аспекты текущих условий работы НКО. Наиболее негативно оценивается текущая экономическая (60%) и политическая ситуация (54%), которая, по мнению более половины опрошенных, является неблагоприятной для работы НКО.

Более подробно каждый из пунктов будет рассмотрен в следующих разделах.
Индекс внешней среды развития НКО
Индекс внешней среды развития НКО находится на уровне ниже среднего – 2,83 балла из 5.

Выше среднего опрошенные оценивают инфраструктуру сектора НКО (3,33 балла из 5) и социальный контекст (3,10 балла из 5).

На среднем уровне находится показатель доступности ресурсов (2,94 балла из 5), ниже среднего - политический и правовой контекст (2,83 балла из 5).

Ниже всего опрошенные НКО оценивают открытость партнеров к НКО (2,44 балла из 5) и экономический контекст (2,34 балла из 5).

Каждый из показателей подробнее проанализирован в следующих разделах.
1. Экономический контекст
Показатель основан на оценках респондентов относительно общей экономической ситуации в стране, возможностей финансового планирования, налоговых условий и льгот, а также условий банковского обслуживания и кредитования.
Общая экономическая ситуация и материальное благополучие граждан
Возможности финансового планирования
Налоги и льготы
Банковское обслуживание
и кредиты
2,35
2,11
2,47
2,47
Экономический контекст
2,34
Значение показателя Экономический контекст находится на уровне 2,34 балла из 5
Общая экономическая ситуация и материальное благополучие граждан
Возможности финансового планирования
Налоги и льготы
Банковское обслуживание
и кредиты
2,35
2,11
2,47
2,47
Экономический контекст
2,34
Из 6 показателей оценки внешней среды развития НКО этот показатель оказался самым низким. Все его суб-показатели также находятся на уровне ниже 2,5 баллов из 5.

Показатель основан на оценках респондентов относительно общей экономической ситуации в стране, возможностей финансового планирования, налоговых условий и льгот, а также условий банковского обслуживания и кредитования.
Из 6 показателей оценки внешней среды развития НКО этот показатель оказался самым низким. Все его суб-показатели также находятся на уровне ниже 2,5 баллов из 5.

Думаю, что значение показателя по экономическому контексту объективное – причём и в точке фиксации, и в прогнозе опрошенных. Перестройка экономики до сих пор продолжается, и многие изменения придут только в 2023 году. Основной удар может прийтись именно по инфраструктуре сектора, которая сейчас оценивается участниками наиболее высоко. На что я бы обратила внимание коллег уже сейчас: создавать для себя длинные деньги может только сама НКО, используя различные инвестиционные инструменты в самом широком смысле. На это мы можем влиять напрямую, что является хорошей новостью.

Инга Моисеева, D-Group.Social

Экономический контекст показал самый низкий уровень. Он не способствует участию населения и бизнеса в волонтерстве, поддержке НКО, общей экономической устойчивости сектора. Из 5 индикаторов наименьший – возможности финансового планирования, что не удивительно, поскольку в нынешних условиях планировать невозможно. Кредиты – это тоже не для НКО, практика такая не установилась, хотя запрета нет. Удивляет, что есть ответившие положительно. А программа льгот для НКО в ряде регионов хотя и объявлена, но реально мало где действует, может быть, только льготная аренда.

Вячеслав Бахмин, независимый эксперт

Оценка общей экономической ситуации и материального благополучия граждан достаточно низкая (2,35 балла из 5). Более половины опрошенных считают их неблагоприятными (60%) для работы НКО, в то время как 18% называют нынешнее положение в экономике благоприятным. Остальные (21%) оценили текущее экономическое положение как в чем-то благоприятное, а в чем-то нет. Лишь 1% респондентов затруднились дать ответ на этот вопрос, что, скорее, говорит о высокой уверенности респондентов в своих оценках.
Небольшие по размеру организации (20%) чаще других организаций позитивно оценивают экономическую ситуацию и материальное благополучие граждан как среду, благоприятную для работы НКО.

Напротив, НКО среднего и крупного размера (72%) более критичны и чаще говорят, что общая экономическая ситуация является неблагоприятной средой для работы НКО. Вероятно, такие различия объяснимы масштабом работы НКО, когда более крупные организации чаще сталкиваются со сложностями во внешней экономической среде и склонны давать более низкие оценки.

В разрезе НКО, работающих с разными целевыми аудиториями, доля позитивно оценивающих внешний контекст практически не различается. Различия наблюдаются в доле тех, кто дает негативные оценки. Чаще они встречаются среди тех, кто не работает с социально-уязвимыми группами (67%) и занимается инфраструктурными проектами и экологией. Реже негативные оценки экономическому состоянию дают НКО, работающие с пожилыми людьми и ветеранами (48%).
Налоги и льготы – суб-показатель, который объединил утверждения о налогах и страховых взносах для НКО, и льготах. Среднее значение по данному суб-показателю – 2,47 балла из 5, что ненамного выше предыдущего, но также указывает на преобладание негативных оценок со стороны опрошенных НКО.

Нам бы всем очень помогло, если бы государство изменило систему налогообложения работы НКО. Имею в виду, в первую очередь, налоги на заработную плату, которые довольно высоки. Это, вероятно, не произойдёт в ближайшее время, но мечтать об этом нужно.

Татьяна Задирако, БФ «Социальный навигатор»

Опрошенные дали весьма неоднозначные оценки относительно того, являются ли ставки по налогам и страховым взносам адекватными и не мешают ли работе НКО. Причем доля тех, кто согласен (31%) и не согласен (43%) с данным утверждением, не различается среди НКО разного размера и опыта работы.
Что касается доступности финансовых льгот по арендной плате, плате за ЖКУ, телефонной связи и Интернету, то позитивных оценок значительно меньше (10%). Большинство указало на отсутствие таких льгот (60%), что в совокупности говорит об общей низкой распространенности льгот среди НКО.
Среднее значение по суб-показателю Банковское обслуживание и кредиты так же, как и для предыдущего составило 2,47 балла из 5.

О том, что условия банковских услуг благоприятны для НКО, говорят 29% опрошенных, а 39% высказались противоположным образом.

Доступность банковского кредитования значительная доля опрошенных НКО (36%) оценить затруднилась. С учетом высокой доли негативных оценок (49%) результаты говорят о том, что банковское кредитование не является распространенной практикой для НКО.
Суб-показатель Возможности финансового планирования представлен тремя утверждениями: доступностью «длинных денег», готовностью доноров финансировать административные расходы и оценкой той меры, в которой внешняя среда позволяет заниматься долгосрочным финансовым планированием. Он оказался наименьшим (2,11 баллов из 5) как среди всех суб-показателей оценки внешней среды развития НКО, так и среди отдельных показателей экономического контекста.
Доли представителей НКО, считающих, что внешняя среда не позволяет вести долгосрочное финансовое планирование достигает 68%. Еще больше (83%) тех, кто отмечает недоступность для НКО «длинных денег», которые рассчитаны на период от 3 лет. На этом фоне чуть лучше выглядят оценки готовности доноров покрывать административные расходы НКО на заработную плату сотрудников, аренду офиса и т.д. Несмотря на то, что о такой готовности сказали лишь 16%, еще 28% дали промежуточные оценки, когда такая готовность проявляется по мнению опрошенных частично.
О внешних условиях, способствующих ведению финансового планирования, чаще говорили НКО с высоким уровнем организационного развития. В большинстве своем они так же, как и опрошенные НКО в целом, дают негативные оценки, но позитивные встречаются в несколько раз чаще. Если среди НКО низкого уровня организационного развития только 5-10% говорят о том, что внешняя среда позволяет им заниматься долгосрочным финансовым планированием, отмечают доступность «длинных денег» и готовность доноров покрывать административные расходы, то среди НКО высокого уровня организационного развития таких значительно больше – 16-27%.
2. Доступность ресурсов
Доступность источников финансирования
Доступность материальных
ресурсов
Доступность трудовых
ресурсов
3,20
2,97
2,66
Доступность ресурсов
2,94
Значение показателя Доступность ресурсов находится на уровне 2,94 балла из 5

Показатель показывает, как НКО оценивают доступность различных источников финансирования, трудовых и материальных ресурсов.
Доступность источников финансирования
Доступность
материальных ресурсов
Доступность трудовых
ресурсов
3,20
2,97
2,66
Доступность ресурсов
2,94
Значение показателя Доступность ресурсов находится на уровне 2,94 балла из 5

Показатель показывает, как НКО оценивают доступность различных источников финансирования, трудовых и материальных ресурсов.
Суб-показатель Доступность источников финансирования был оценен выше других и получил балл выше среднего (3,20 балла из 5). Из оценок респондентов видно, что государственная поддержка в виде Президентских грантов и грантов от региональных органов власти воспринимается как самая доступная среди из всех возможных (62% и 47% соответственно). При этом Президентские гранты заметно опережают все другие источники финансирования по оценке доступности.
Президентские гранты чаще оценивают как доступные НКО с высоким уровнем организационного развития (82%) и работающие по развитию благотворительности и местных сообществ (73%). Это может быть связано с тем, что такие организации, скорее, имеют больший объем ресурсов для подготовки качественной заявки на получение гранта и обладают позитивным опытом взаимодействия с грантодающими организациями.

Более высокую оценку доступности Президентских грантов также дали НКО, зарегистрированные в регионах (68%), а не в Москве (48%). Это может объясняться как большей конкуренцией в столице за федеральные гранты, так и косвенно свидетельствовать о внимании ФПГ к поддержке региональных организаций.

Аналогичные характеристики у НКО, которые более позитивно оценивают доступность региональных грантов. Это НКО с высоким уровнем организационного развития (65%), зарегистрированные в регионах (52%), а не Москве, и работающие в области развития благотворительности и местных сообществ (50%).

В разрезе направлений деятельности стоит отметить, что реже других о доступности Президентских (49%) и региональных грантов (43%) говорят НКО, работающие в сфере экологии и правозащиты. По целевым аудиториям реже о доступности Президентских (53%) и региональных грантов (36%) говорят НКО, работающие с узкими группами благополучателей – бездомными, мигрантами и проч.

Политика ФПГ по поддержке регионов действительно очень повлияла на возможности привлечения средств, в т.ч. для региональных НКО. Это сильно повысило шансы на привлечение финансирования. Про поддержку на муниципальном уровне говорить довольно трудно, т.к. у нас вообще на этом уровне мало мер поддержки для СО НКО и влиять на это невозможно. Низкая поддержка от бизнеса тоже не удивляет. Будем откровенны, выстроенная политика часто была у международных организаций, а они ушли из страны. Российский бизнес оказался в не самой простой ситуации, а малый бизнес по-прежнему жертвует небольшим организациям, как и ранее. Меня удивила достаточно высокая оценка доступности частных пожертвований, т.к. практически все организации жаловались на снижение частных пожертвований, по крайней мере во втором квартале этого года.

Елена Малицкая, Фонд «Сибирский центр поддержки общественных инициатив»

После Президентских и региональных грантов наиболее доступными источниками финансирования НКО считают доходы от продаж или оказания услуг (40%), частные пожертвования (40%) или пожертвования, собранные через фандрайзинговые или краудфандинговые платформы (40%).
Основными характеристиками НКО, отмечающих более высокую доступность данных источников финансирования, является размер организации и уровень организационного развития. Крупные и средние НКО чаще позитивно оценивают доступность частных пожертвований (53%) и средств, собранных на платформах для фандрайзинга (56%). То же самое можно сказать про НКО с высоким уровнем организационного развития, 55% из которых говорят о доступности частных пожертвований и 53% – о доступности сборов на краудфандинговых платформах. При этом статистически значимых различий в оценках доступности данных источников финансирования среди НКО Москвы и регионов не наблюдается.

Частные пожертвования оцениваются как более доступные НКО, работающими в области социальных услуг и медицинской помощи (47%), по сравнению с НКО, кто занят в сфере культуры, образования, спорта (29%). Причем, что ожидаемо, НКО, оказывающие помощь детям (47%), чаще говорят о доступности частных пожертвований, чем те, кто работает со взрослыми (34%).

Что касается доходов от оказания услуг, то в наибольшей мере они воспринимаются как доступные среди НКО, имеющих более 11 сотрудников (57%). Интересно также, что НКО, работающие с пожилыми и ветеранами, говорят о большей доступности доходов от оказания услуг (52%), чем остальные опрошенные. Возможно, среди них чаще встречается оказание платных социальных услуг пожилым на дому в виде сиделок, уборки и т.д.
Наименьший уровень доступности, по мнению респондентов, у финансирования со стороны бизнеса (20%), грантов от муниципальных органов власти (25%) и грантов от других НКО (28%).
Наиболее заметно отличия между НКО разного профиля проявляются в оценке недоступности, чем доступности данных источников финансирования. Так, региональные НКО заметно чаще говорят о недоступности для них муниципальных грантов (43%), чем НКО Москвы (28%), которые более склонны считать, что в чем-то данный источник финансирования доступен, а в чем-то нет (32%). В остальном значимых различий в оценках доступности муниципальных грантов среди НКО разного профиля не наблюдается.

Что касается финансирования от бизнеса и грантов от других НКО, то основные различия связаны с размером НКО и их уровнем организационного развития. Практически половина НКО небольшого размера (47%) и 58% низкого уровня организационного развития говорят о недоступности финансирования от бизнеса. Аналогичные тенденции наблюдаются в оценке недоступности грантов от других НКО, которые заметно чаще встречаются среди небольших организаций (37%) и низкого уровня организационного развития (47%).

Также о недоступности финансирования со стороны бизнеса и грантов других НКО чаще говорили НКО, работающие в области экологии и правозащиты и сфере образования, культуры, спорта (40-48%). Для сравнения, НКО из сферы социальных услуг и медицинской помощи о недоступности финансирования со стороны бизнеса говорили в 29% случаев, в 22% – о недоступности грантов других НКО.

Что касается поддержки со стороны бизнеса и других НКО, думаю, что стоит пересмотреть ожидания: в любом случае от вас будут просить подтвержденного, корректно измеренного и оцененного результата – социальных изменений как возврата на инвестицию.

Инга Моисеева, D-Group.Social

Оценка доступности Материальных ресурсов составила 2,97 баллов из 5. Респондентам предлагалось оценить доступ к цифровым решениям, товарам и оборудованию, необходимым для работы, помещениям, рекламным площадям.
Исходя из полученных результатов, можно сказать, что наибольшей доступностью (57%) обладают расходные материалы и необходимое оборудование. При этом более четверти респондентов (28%) заявили, что даже товары для работы НКО в каких-то случаях доступны, а в каких-то нет. Оценка доступности расходных материалов и оборудования для НКО практически не связана с их профилем.
Другой ресурс, который был отмечен как относительно доступный – это цифровые решения для обеспечения внутренних процессов работы (48%). Преобладание позитивных оценок может быть связано с распространением бесплатных цифровых решений для работы и необходимостью «идти в ногу со временем».
Заметно более недоступными по оценках опрошенных НКО являются материальные ресурсы в виде помещений для работы и рекламных площадей. В обоих случаях примерно половина НКО указывает на их недоступность (53% и 51% соответственно).
Чаще о доступности цифровых решений (65%) и помещений для работы (27%) говорили НКО высокого уровня организационного развития. По остальным характеристикам профиля НКО различий выявлено не было.

Помимо этого, чаще о доступности помещений для работы говорили организации, работающие с пожилыми и ветеранами (25%). Это может быть связано с наличием имущественной поддержки для отдельных ветеранских НКО.

Что касается рекламных площадей, то чаще об их доступности говорили не только НКО высокого уровня организационного развития (27%), но и НКО, зарегистрированные в регионах (18%), а не Москве (6%). Последнее можно объяснить более низкой стоимостью рекламы в регионах и меньшей конкуренцией за площади.

Если говорить о материальных и кадровых ресурсах, уже за последние месяцы мы видим изменение структуры потребностей и способа их удовлетворения: помещения всё чаще арендуются на принципе шеринга, успешные информационные кампании создаются группой НКО из одной сферы, все чаще обсуждается аутсорсинг и аутстаффинг, а самые смелые уже с этим экспериментируют. Эта гибкость точно поможет нам и в будущем.

Инга Моисеева, D-Group.Social

Помимо финансовых и материальных ресурсов представители НКО оценивали суб-показатель Доступность трудовых ресурсов, оценивая готовность людей, в том числе молодежи, работать в НКО и возможности найти подходящих по уровню квалификации сотрудников. Средний балл по этому суб-показателю составил 2,66 из 5. Доступность трудовых ресурсов оказалась наиболее низко оценена НКО среди других типов ресурсов – финансовых и материальных.
Согласно результатам опроса, среди НКО выражена нехватка сотрудников (39%) и особенно сотрудников необходимой квалификации (61%). Неготовность молодежи работать в НКО также оценивается достаточно высоко, о таком говорят 44% респондентов.
Представители НКО, зарегистрированных в Москве, чаще других (45%) отмечали, что проблем в количестве людей, готовых работать в НКО, нет. Они же чаще отмечали заинтересованность молодежи работать в НКО (32%). Возможным объяснением различия оценок доступности трудовых ресурсов может быть уровень развитости локального рынка труда и ресурсов самой организации.

Аналогичным образом более крупные НКО чаще, чем небольшие, говорили о достаточности людей, готовых работать в НКО (41%), и заинтересованности в этом молодежи (25%).

В разрезе целевых аудиторий заметно отличаются НКО, работающие с узкими группами благополучателей, половина которых (52%) говорит о неготовности людей работать в НКО. Такие НКО, вероятно, больше сталкиваются с отсутствием заинтересованности людей работать в организациях, помогающих наиболее стигматизированным в обществе группам – бездомным, ВИЧ-позитивным, мигрантам.

Интересно, что различия в оценке доступности квалифицированных сотрудников для НКО на рынке труда не отличаются среди НКО разного профиля. Это оценка, скорее, является консенсусной среди опрошенных.

Показатели кадрового голода и запроса на высокоуровневую экспертизу, полагаю, что этот показатель скорее отображает дискомфорт и отсутствие навыков по новым принципам выстраивания работы: организация сотрудничества с удаленными специалистами, шеринг сотрудников, регулярная работа по подбору портфолио специалистов, которых можно подключать в проектном режиме, не опасаясь падения качества. Такой подход может повысить уверенность в команде и при этом не привести к утяжелению ФОТ.

Евгений Фонталин, Группа компаний Philin Philgood

3. Социальный контекст
Значение показателя Социальный контекст находится на уровне 3,10 баллов из 5

Показатель дает понимание, как НКО оценивают социальный климат, репутацию НКО, информированность об НКО со стороны граждан и потенциал вовлечения населения в работу некоммерческих организаций.
Социальный климат
Репутация НКО
Информированность
об НКО
Вовлеченность населения
в работу НКО
2,88
3,28
3,26
2,98
Социальный контекст
3,10
Социальный климат
Репутация НКО
Информированность
об НКО
Вовлеченность
населения в работу НКО
2,88
3,28
3,26
2,98
Социальный контекст
3,10
Значение показателя Социальный контекст находится на уровне 3,10 баллов из 5

Показатель дает понимание, как НКО оценивают социальный климат, репутацию НКО, информированность об НКО со стороны граждан и потенциал вовлечения населения в работу некоммерческих организаций.
Этот показатель, наряду с инфраструктурой сектора НКО, опрошенные оценивают выше остальных, хотя в целом значение находится на нижней границе среднего уровня.

Мне кажется, что в текущей ситуации оценка социального контекста во многом зависит от того, как НКО относятся к СВО. Те НКО, у которых сотрудники, а также целевая аудитория рассматривают это как большую трагедию, негативно оценивают и текущий социальный контекст, строят негативные прогнозы относительно будущего. В то же время мы видим и другую, прямо противоположную картину – невероятный подъем, рост взаимовыручки и сопричастности со стороны людей, которые одобряют проведение СВО. Многие люди, которые ранее не делали пожертвований, не были волонтерами, именно сейчас начинают участвовать в деятельности НКО и различных неформальных групп, которые занимаются сбором помощи для военнослужащих и их семей. Не остаются в стороне и НКО – многие из них переключаются на эти виды деятельности, хотя ранее занимались совершенно другими вещами (например, помощью малоимущим, людям в ТЖС).

Наталия Фреик,независимый эксперт

Оценка суб-показателя Социальный климат, т.е. взаимоподдержка, взаимопонимание и отсутствие конфликтов в обществе, по мнению НКО, находится на уровне ниже среднего (2,88 баллов из 5). Только 29% дают однозначно положительную оценку текущему социальному климату в контексте деятельности НКО. Более трети опрошенных считают его неблагоприятным для деятельности некоммерческих организаций (36%), столько же указывают, что в чем-то он благоприятный, а в чем-то – нет.
Значимое отличие в оценках социального климата связано с размером НКО. Небольшие НКО практически в два раза чаще, чем крупные и средние позитивно оценивают этот суб-показатель (34% и 16%). Вероятно, небольшие НКО более склонны оценивать социальный климат по своему опыту работы с близкими им благополучателями, в то время как средние и крупные ориентируются на население в целом или население всего региона и поэтому дают более критичные оценки.

Также НКО, работающие с узкими группами благополучателей (мигранты, бездомные, ВИЧ-позитивные), вероятно, основываясь на своем опыте работы, чаще говорят о неблагоприятном социальном климате. Если среди них таких 47%, то среди НКО, работающих с другими целевыми аудиториями – 30-35%.

Полученные данные по оценке социального климата НКО выглядят не особенно оптимистично. По сути, ответы являются самооценкой НКО с точки зрения взаимодействия с целевыми группами и внешним миром. Возникает вопрос, на чем основаны эти выводы НКО. Если на основе отзывов от своих подопечных, партнеров, доноров, то, действительно, нужно пересматривать работу, повышать свою компетентность и профессионализм. Но, кажется, дело в другом. НКО недооценивают себя и свою значимость для общества, для социального климата. Они не ставят себе пятерку.

Юлия Ходорова, БФ «Культура благотворительности»

Остальные три суб-показателя социального контекста оценивают то, как НКО воспринимают отношение к ним со стороны общества – уровень информированности населения об НКО, вовлеченности в их работу, свою репутацию в целом.
Из всего перечисленного, выше всего опрошенные НКО оценивают свою репутацию в обществе. Значение этого суб-показателя находится на уровне 3,28 баллов из 5. Такая оценка показывает, что НКО видят признание их работы со стороны населения. Чуть больше трети опрошенных НКО (37%) считают, что люди воспринимают их работу как важную и полезную, а те, кто нуждается в помощи, не имеют предубеждений, чтобы обратиться в НКО (37%). Примерно столько же считают, что у НКО в целом хорошая репутация в обществе (35%). Вместе с тем остается заметная часть НКО, которая указывает на неоднозначное отношение к ним со стороны общества. Говорить о том, что НКО ощущают полноценное и повсеместное признание своей работы все еще не приходится.
Опыт НКО с высоким уровнем организационного развития позволяет им выше оценивать отношение со стороны населения, по сравнению с оценками НКО низкого уровня организационного развития. Большинство НКО с высоким уровнем уверены, что люди считают деятельность НКО важной и полезной (45%). Среди НКО со средним и низким уровнем организационного развития оценки заметно ниже, 31% и 26% соответственно.

НКО, которые не работают социально уязвимыми группами населения, реже остальных говорят, что люди воспринимают работу НКО как важную и полезную (28% против 38-45% среди НКО, работающих с другими целевыми аудиториями). Чаще о важности работы НКО говорят организации, работающие с малоимущими, людьми в трудной жизненной ситуации (43%) и пожилыми, ветеранами (45%).

Региональные организации значимо отличаются от московских в оценке отношения к НКО как источнику помощи. С тем, что у людей нет предубеждений обратиться в НКО за помощью, согласны 42% региональных НКО и только 27% московских.

То, что у НКО хорошая репутация в обществе, считают 44% НКО с высоким уровнем организационного развития. Среди НКО со средним уровнем организационного развития таких 31%, а с низким – только 16%.
Следующий суб-показатель – Информированность об НКО. Он включает два аспекта: оценка общей информированности граждан об НКО и оценка осведомленности об НКО как организации, в которую можно обратиться за помощью. Согласно полученным результатам, информированность об НКО находится на уровне чуть выше среднего (3,26 баллов из 5).
По мнению 42% опрошенных НКО, люди в целом осведомлены об их деятельности, хотя каждый пятый (22%) не согласен с этим, а еще треть (35%) в чем-то согласна, в чем-то не согласна. В том, что люди осведомлены об НКО как источнике помощи, уверено 40% НКО, столько же не смогли дать однозначную оценку и 17% говорят, что люди не знают, что в случае необходимости можно обратиться в НКО.
Различия в оценках уровня информированности граждан об НКО зафиксированы в организациях разного уровня организационного развития. Большинство НКО с высоким уровнем уверены, что люди в целом знают о деятельности некоммерческих организаций (60%) и знают, что к ним можно обратиться за помощью (53%). Среди НКО со средним и низким уровнем организационного развития таких минимум в два раза меньше (от 24 до 38%).

Также заметное различие в оценках информированности об НКО выявлено среди НКО разных направлений деятельности. Экологические, правозащитные организации более чем в два раза чаще говорят об этом (54%), чем организации, занимающиеся развитием благотворительности и местных сообществ (24%).

В остальном значимых различий в оценках информированности населения об НКО среди организаций разного профиля выявлено не было.
Оценка Вовлеченности населения в работу НКО оценена опрошенными ниже остальных суб-показателей и находится на среднем уровне (2,98 балла из 5). НКО видят существенную диспропорцию в том, как именно люди готовы вовлекаться в их работу: готовность к волонтерскому участию оценивается существенно выше готовности к денежной поддержке. Чуть меньше половины опрошенных говорят о возможном волонтерском участии (43%), столько же указывают одновременно на готовность и неготовность населения быть волонтерами в пользу НКО (42%), а 14% не видят такого потенциала. Говоря о финансовой поддержке, только 15% опрошенных сказали, что граждане готовы поддерживать работу НКО деньгами, 42% уверены в обратном, и примерно столько же считают, что в чем-то люди готовы, а в чем-то не готовы жертвовать деньги в НКО.
НКО в целом одинаково оценивают потенциал вовлечения населения в работу НКО за несколькими исключениями.

Крупные и средние НКО чаще, чем небольшие НКО, уверены в готовности людей жертвовать в пользу некоммерческих организаций (22% и 6%). Также НКО, работающие с узкими группами благополучателей, заметно реже остальных говорят о готовности людей к волонтерскому участию (36% против 43-46% среди НКО других целевых аудиторий). Мнение о неготовности к денежным пожертвованиям чаще встречалось среди НКО, работающих с пожилыми, ветеранами (52% против 42% в среднем).

Других статистически значимых различий не выявлено.
4. Политический и правовой контекст
Значение показателя Политический и правовой контекст находится на уровне 2,83 балла из 5

Показатель характеризует внешнюю среду работы НКО с точки зрения субъективных оценок политической ситуации, нормативно-правового регулирования и отношения органов власти к НКО.
Политическая ситуация
Нормативно-правовое
регулирование
Отношение органов
власти к НКО
2,36
3,20
2,92
Нормативно-правовое
регулирование
2,83
Политическая ситуация
Нормативно-правовое
регулирование
Отношение органов
власти к НКО
2,36
3,20
2,92
Политический контекст
2,83
Значение показателя Политический и правовой контекст находится на уровне 2,83 балла из 5

Показатель характеризует внешнюю среду работы НКО с точки зрения субъективных оценок политической ситуации, нормативно-правового регулирования и отношения органов власти к НКО.
Опрошенные НКО в целом достаточно низко оценивают текущую политическую ситуацию (2,36 балла из 5). Чуть более половины опрошенных (54%) считают, что она является неблагоприятной для деятельности НКО. Остальные опрошенные либо сомневаются в оценках и говорят, что политическая ситуация в чем-то благоприятна, а в чем-то – нет (29%), либо оценивают текущую политическую ситуацию как благоприятную (16%). Достаточно низкие оценки могут объясняться проведением СВО с февраля 2022 г., санкциями, а также принятием поправок к закону об «иностранных агентах».
Оценки политической ситуации для работы НКО как благоприятной заметно чаще встречаются в небольших организациях (23%), чем в крупных (6%) с большим объемом финансирования и числом сотрудников.

По направлениям деятельности чаще позитивные оценки благоприятности политической ситуации встречаются среди тех НКО, кто не работает с социально уязвимыми группами населения и тех, кто работает с пожилыми людьми, ветеранами труда и войны (по 20%). Негативные оценки более распространены среди тех, кто работает с узкими группами – заключенными, людьми с ВИЧ, бездомными (62%).

Значение показателя «Политический и правовой контекст» довольно низкое, что не удивительно. Скорее всего, те 16%, что оценили «Политическую ситуацию» как благоприятную, это организации, которые занимаются патриотическим воспитанием и работают с ветеранами. Это характеризует отношение государства к тем или иным НКО.

Вячеслав Бахмин,независимый эксперт

Нормативно-правовое регулирование деятельности НКО оценивается опрошенными на уровне выше среднего (3,20 балла из 5). Как видно на рисунке ниже, доля тех, кто дает отрицательные оценки относительно правил регистраций, отчетности, ведения работы и проч., небольшая и находится на уровне 16-28%. Тем не менее, сам суб-показатель не имеет высокой оценки, т.к. заметная доля респондентов (17-33%) воспринимает данный контекст как неоднозначный, а доля позитивных оценок вариативна относительно конкретных направлений регулирования деятельности НКО.
Наиболее позитивно опрошенные оценивают формальные процедуры регистрации организаций (55%) и обязательной отчетности в Минюст, Росстат и т.д. (47%). Причем такие оценки свойственны НКО разного размера и опыта работы.
Мнение о том, препятствует или не препятствует нормативно-правовое регулирование основной и фандрайзинговой деятельности НКО, неоднозначно. Несмотря на то, что большая часть опрошенных позитивно воспринимает нормативно-правовое регулирование НКО (37-40%), остается около трети тех, кто считает, что имеются как позитивные, так и негативные аспекты его влияния на деятельность НКО, так и четверть тех, кто считает, что негативное влияние преобладает.
Крупные организации, имеющие больший штат сотрудников и объем финансирования, чаще говорят о том, что правовое регулирование не мешает фандрайзинговой деятельности (46%), чем небольшие по размеру НКО (26%). Вероятно, больший масштаб и опыт работы позволяет таким организациями проще справиться с вопросами законодательного регулирования.
Наименее позитивно НКО оценивают плановые проверки (23%) и простоту, понятность правил ликвидации НКО (23%). Высокая доля затруднившихся ответить, вероятно, связана с отсутствием релевантного опыта.
Плановые проверки заметно проще для опытных организаций, работающих более 20 лет (39%), чем для молодых НКО, начавших свою работу не более 5 лет назад (11%).

НКО привыкли к нынешней ситуации с правовым полем, и поэтому не так негативно его воспринимают. Я думаю, что все сильно изменится в 2023 году, когда будут приняты нормы, которые будут касаться не только НКО, но всех юридических лиц, объединений ПФР и ФСС и т.д. Крупные НКО быстро перестроятся, а маленьким может быть придется сложно.

Елена Малицкая, Фонд «Сибирский центр поддержки общественных инициатив»

Отношение органов власти к НКО сами организации субъективно оценивают на уровне среднего – значение суб-показателя 2,92 балла из 5. Причем один из показателей заметно влияет на средний балл, увеличивая его. Так, практически половина (45%) опрошенных НКО отмечает автономию работы организаций и согласны с тем, что НКО могут вести свою деятельность самостоятельно, без давления со стороны органов власти.
Тем не менее, по мнению опрошенных, органы власти редко ценят работу и экспертизу НКО (19%), и их мнение и экспертиза редко учитываются органами власти при принятии решений, касающихся деятельности НКО (20%). Это говорит об ограниченных возможностях адвокации для НКО.
В целом, такие результаты говорят об ограниченных возможностях адвокации для НКО. Однако НКО с более высоким уровнем организационного развития в 4 раза чаще говорят о том, что власти ценят их работу и экспертизу (40%), чем НКО, имеющие низкий уровень (11%). Аналогично, первые заметно чаще согласны с тем, что их мнение и экспертиза действительно учитывается органами власти при принятии решений (38%), по сравнению со вторыми (8%).

Маленькие НКО стали более востребованы, т.к. к ним есть запросы со стороны власти на разнообразную деятельность, связанную с СВО. Есть запрос и к средним, т.к. именно они имеют квалификацию по организации прозрачного сбора пожертвований. Конечно, происходит и маркирование на «свой-чужой», но признается независимость НКО особенно в части их выбора исполнения миссии и работы со своей целевой группой.

Елена Малицкая, Фонд «Сибирский центр поддержки общественных инициатив»

5. Инфраструктура сектора
Значение показателя Инфраструктура сектора находится на уровне 3,33 балла из 5

Показатель характеризует, как НКО оценивают наличие и качество инфраструктуры с точки зрения ресурсных центров, образования, профессиональных консультаций и услуг. Также показатель оценивает общий уровень сплоченности сектора в представлении НКО.
Профессиональное
сообщество
Ресурсные центры
и ассоциации
Образование для НКО
Профессиональные
консультации и услуги
3,37
3,37
3,31
3,27
Инфраструктура сектора
3,33
Профессиональное
сообщество
Ресурсные центры
и ассоциации
Образование для НКО
Профессиональные
консультации и услуги
3,37
3,37
3,31
3,27
Инфраструктура сектора
3,33
Значение показателя Инфраструктура сектора находится на уровне 3,33 балла из 5

Показатель характеризует, как НКО оценивают наличие и качество инфраструктуры с точки зрения ресурсных центров, образования, профессиональных консультаций и услуг. Также показатель оценивает общий уровень сплоченности сектора в представлении НКО.
Этот показатель внешней среды развития НКО опрошенные организации оценили выше всего, хотя в абсолютном выражении 3,33 балла из 5 говорит о том, что это далеко до оценки «отлично».

Развитие инфраструктуры благотворительности – это одна из задач фонда «Нужна помощь», поэтому нас не мог не порадовать факт, что этот фактор внешней среды был оценен коллегами как наиболее благоприятный. При этом важно, что «расслабляться» тут еще рано: критика существующих образовательных программ и других профессиональных услуг все же довольно значительна. Это подстегивает нас, как одного из провайдеров таких программ и услуг, уделять еще больше внимания оценке их качества.


Елизавета Язневич, Фонд «Нужна помощь»

В инфраструктуре сектора выше всего НКО оценивают суб-показатели, характеризующие профессиональное сообщество и наличие ресурсных центров и ассоциаций, представляющих интересы НКО (по 3,37 балла из 5).
Согласно результатам опроса, профессиональное сообщество НКО достаточно открыто, чуть более половины респондентов говорят, что в секторе делятся опытом и лучшими практиками (55%). Около 40% НКО отметили, что в секторе развиты общие и разделяемые правила поведения, неформальные правила работы. Тем не менее несмотря на то, что 44% опрошенных считает, что среди НКО больше согласия и сплоченности, каждая третья опрошенная организация сомневается в этом и разделяет позицию, что в секторе присутствует как разобщенность, так и сплоченность (33%).
Позитивные оценки профессионального сообщества НКО отличаются среди организаций разного профиля. Однако если различия по оценке сплоченности сектора различаются только среди организаций разного направления деятельности, то мнения относительно наличия в секторе готовности делиться опытом и общих неформальных правил работы больше связаны с размером организаций и их уровнем организационного развития.

Так, о сплоченности, а не разобщенности в секторе чаще говорят НКО, работающие в сфере оказания социальных услуг и медицинской помощи (50%), в особенности те, кто помогает взрослым (52%). Для сравнения, заметно меньше ощущение сплоченности в секторе отмечается среди НКО, ведущих работу по развитию благотворительности и местных сообществ (35%), экологии и правозащите (37%).

Аналогично, НКО из сферы социальных услуг и медицинской помощи (48%) чаще говорят о наличии в секторе общих разделяемых правил поведения, неформальных правилах работы, чем НКО из экологии, правозащиты (29%) и развития благотворительности и местных сообществ (36%). Вероятно, такие различия в большем ощущении сплоченности сектора среди НКО социальной сферы объясняются их большим взаимодействием друг с другом для решения социальных проблем и отдельных кейсов оказания помощи нуждающимся, чем это необходимо в экологии, правозащите или инфраструктурных проектах развития благотворительности и местных сообществ.

Что касается связи с размером и уровнем организационного развития, то она проявляется в оценках готовности НКО делиться опытом и наличии неформальных правил работы в секторе. Более крупные организации, имеющие более высокий уровень организационного развития, склонны давать более позитивные оценки. Скорее всего, это отражает большую встроенность крупных и опытных организаций в профессиональное сообщество.
Во-вторых, почти половина опрошенных (48%) уверена, что для НКО есть ресурсные центры, которые действительно помогают и полезны для их развития. Чуть меньше доля тех, кто отмечает работу профессиональных ассоциаций, которые представляют и продвигают интересы НКО (41%). Такие ассоциации являются признаком профессиональной зрелости и профессиональной самоидентификации организаций. Такие оценки являются консенсусными и не связаны ни с направлением деятельности НКО, ни с их размером или уровнем организационного развития.
Суб-показатель Образование для НКО опрошенные оценили в 3,31 балла из 5, что находится на уровне выше среднего. Практически половина респондентов (по 47%) согласна с тем, что есть доступные варианты повышения квалификации и качество предлагаемых возможностей достаточно высокое и отвечает потребностям организаций. При этом четверть отрицательно оценивает и доступность, и качество образовательных возможностей (24% и 23%), примерно столько же сомневается в однозначной оценке.
Доступность и качество образования для НКО заметно выше оценивают средние и крупные организации (53%), чем небольшие (42%). Более заметно различия проявляются среди НКО разного уровня организационного развития – если среди тех, кто имеет высокий уровень, 64% говорит о доступности образования для НКО, то среди НКО среднего (46%) и низкого (29%) уровня их заметно меньше. Аналогичным образом НКО высокого уровня организационного развития чаще говорят о высоком качестве образования для НКО (58%), чем организации со средним (48%) и низким уровнем (26%) организационного развития. Такие результаты, вероятно, отражают больший опыт НКО высокого уровня организационного развития в успешном поиске образовательных возможностей или самостоятельной разработке своих образовательных продуктов.
Каких знаний не хватает НКО?
Основной запрос НКО касается разнообразных аспектов корпоративного (60%) и частного фандрайзинга (46%), использования цифровых инструментов в работе НКО (40%), продвижения и стратегического планирования (по 37%), вопросов аналитики (33%) и взаимодействия с органами власти (32%). Профессиональная тематика работы НКО в основном не вызывает затруднений, только 10% опрошенных говорили о нехватке знаний по профильному направлению НКО.
Каких знаний не хватает НКО?
Основной запрос НКО касается разнообразных аспектов корпоративного (60%) и частного фандрайзинга (46%), использования цифровых инструментов в работе НКО (40%), продвижения и стратегического планирования (по 37%), вопросов аналитики (33%) и взаимодействия с органами власти (32%). Профессиональная тематика работы НКО в основном не вызывает затруднений, только 10% опрошенных говорили о нехватке знаний по профильному направлению НКО.
Слабее всего в инфраструктуре сектора НКО, по мнению опрошенных, развита сфера профессиональных консультаций и услуг (3,27 балла из 5). Их доступность позитивно оценивает менее половины НКО (41%), а о том, что их качество отвечает потребностям НКО, сказали 45%. Почти треть говорит о неоднозначной ситуации с наличием и качеством профессиональных консультаций и услуг, а почти каждый пятый негативно оценивает ситуацию.
Так же, как и в оценке образовательных возможностей, восприятие профессиональных консультаций и услуг в наибольшей мере различается среди НКО разного уровня организационного развития. НКО с высоким уровнем дают более высокие оценки как их доступности (67%), так и качеству (60%), чем НКО с низким уровнем организационного развития (11% и 24%). В остальном столь значимых различий в оценках доступности и качества рынка профессиональных услуг и консультаций не выявлено.
Какие необходимы профессиональные консультации и услуги для НКО?
Наиболее выражен запрос на консультации по продвижению НКО в СМИ (45%) и социальных сетях (42%), консультации по фандрайзингу (38%) и консультации по управлению и стратегическому планированию (37%). Также есть потребность в ИТ-сопровождении, юридических консультациях, дизайне и исследованиях. Результаты указывают на ограниченный спрос на внешние консультации по работе с персоналом, финансовым аудитом и по профессиональному профилю работы НКО. Только 4% НКО сообщили, что им хватает существующих услуг и консультаций.
На кого НКО ориентируются в своей работе?
Чтобы лучше понять инфраструктуру сектора мы спросили о некоммерческих организациях или людях, которые для НКО являются лидерами в профессиональной области на региональном или федеральном уровне.
Опрошенные НКО назвали 89 людей и 277 организаций, кого они считают лидерами в своих профессиональных областях. В таблицах указаны те, кого называли чаще всего. Это и московские, и региональные организации, а также их руководители. Судя по полученным результатам, нельзя сказать, что есть однозначные лидеры, о которых бы говорило большинство опрошенных. Однако стоит выделить Центр «Гарант» и его руководителя Марину Михайлову, которые вошли в топ по обоим спискам.

Говоря о конкретных людях, в основном НКО называли представителей некоммерческого сектора, но несколько раз упоминались представители бюджетных учреждений. Так, в список ключевых персон сектора вошли руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский и главный врач федерального казенного учреждения «Республиканская клиническая инфекционная больница» Минздрава РФ Евгений Воронин.
Марина Михайлова
Нюта Федермессер
Анна Битова
Марина Аксёнова
Дмитрий Алешковский
Евгений Воронин
Анастасия Ложкина
Светлана Маковецкая
Вадим Покровский
Елена Тополева-Солдунова
Борис Цирульников
Олег Шарипков
4
4
3
2
2
2
2
2
2
2
2
2
Какие необходимы профессиональные
консультации и услуги для НКО?
Наиболее выражен запрос на консультации по продвижению НКО в СМИ (45%) и социальных сетях (42%), консультации по фандрайзингу (38%) и консультации по управлению и стратегическому планированию (37%). Также есть потребность в ИТ-сопровождении, юридических консультациях, дизайне и исследованиях. Результаты указывают на ограниченный спрос на внешние консультации по работе с персоналом, финансовым аудитом и по профессиональному профилю работы НКО. Только 4% НКО сообщили, что им хватает существующих услуг и консультаций.
На кого НКО ориентируются в своей работе?
Чтобы лучше понять инфраструктуру сектора мы спросили о некоммерческих организациях или людях, которые для НКО являются лидерами в профессиональной области на региональном или федеральном уровне.
Говоря о конкретных людях, в основном НКО называли представителей некоммерческого сектора, но несколько раз упоминались представители бюджетных учреждений. Так, в список ключевых персон сектора вошли руководитель Федерального научно-методического центра по профилактике и борьбе со СПИДом Вадим Покровский и главный врач федерального казенного учреждения «Республиканская клиническая инфекционная больница» Минздрава РФ Евгений Воронин.
Марина Михайлова
Нюта Федермессер
Анна Битова
Марина Аксёнова
Дмитрий Алешковский
Евгений Воронин
Анастасия Ложкина
Светлана Маковецкая
Вадим Покровский
Елена Тополева-Солдунова
Борис Цирульников
Олег Шарипков
4
4
3
2
2
2
2
2
2
2
2
2
19
14
12
11
9
7
6
6
5
Опрошенные НКО назвали 89 людей и 277 организаций, кого они считают лидерами в своих профессиональных областях. В таблицах указаны те, кого называли чаще всего. Это и московские, и региональные организации, а также их руководители. Судя по полученным результатам, нельзя сказать, что есть однозначные лидеры, о которых бы говорило большинство опрошенных. Однако стоит выделить Центр «Гарант» и его руководителя Марину Михайлову, которые вошли в топ по обоим спискам.
6. Открытость партнеров
Значение показателя Открытость партнеров находится на уровне 2,44 балла из 5

Показатель отражает насколько, по мнению опрошенных организаций, внешние партнеры готовы к взаимодействию с ними. Показатель основан на оценках наличия каналов коммуникации и оценке отношения к НКО со стороны внешних сторон.
Органы власти и
бюджетные учреждения
СМИ
Бизнес
2,60
2,48
2,23
Открытость партнеров
2,44
Органы власти и
бюджетные учреждения
СМИ
Бизнес
2,60
2,48
2,23
Открытость партнеров
2,44
Значение показателя Открытость партнеров находится на уровне 2,44 балла из 5

Показатель отражает насколько, по мнению опрошенных организаций, внешние партнеры готовы к взаимодействию с ними. Показатель основан на оценках наличия каналов коммуникации и оценке отношения к НКО со стороны внешних сторон.
Наряду с оценкой экономического контекста, этот показатель состояния внешней среды получил минимальную оценку.

Мне кажется, партнерства смогут формироваться в первую очередь по инициативе грантодающих организаций, которые заинтересованы в системных проектах. В ситуации поляризации сектора, а также в нынешних условиях, партнерства будут формироваться вокруг одобряемых государством тематик и повестки. Препятствием для партнерств будет являться расхождение в ценностях и приоритетах работы НКО - потенциальных участников. Думаю, что с партнерствами будет непросто в ближайшее время. В ситуации партнерства с бизнесом, мне кажется, мы уходим все дальше и дальше друг от друга. НКО смотрят в сторону грантов от крупных игроков, государственной поддержке и частных денег. А бизнес все больше и больше ищут себе поставщиков услуг.

Татьяна Задирако, БФ «Социальный навигатор»

Их всех суб-показателей по открытости партнеров, открытость органов власти и бюджетных учреждений получил меньше всего негативных оценок (2,60 баллов из 5), хотя и остается на достаточно низком уровне. Вместе с этим, важно отметить, что открытость бюджетных учреждений опрошенные НКО не смогли оценить однозначно. Треть говорит (31%), что они открыты, столько же – что закрыты (33%).
Открытость органов власти и коммуникацию с ними НКО оценивают ниже. Ответы опрошенных НКО говорят о неравенстве во взаимодействии с органами власти – только 12% считают, что власти воспринимают НКО как полноправных партнеров. НКО также говорят о неэффективности существующих площадок для коммуникации с органами власти, эффективными их считают только 16%.
НКО с высоким уровнем организационного развития имеют больший вес во взаимодействиях с органами власти, чем менее опытные и продвинутые НКО. Чем выше уровень организационного развития, тем чаще НКО говорят о том, что органы власти воспринимают их как полноправных партнеров – 20% против 8% среди НКО с низким уровнем организационного развития. Аналогично, они чаще оценивают существующие площадки для коммуникации с властью как эффективные (31% против 8% НКО низкого уровня организационного развития).

Региональные НКО заметно выше оценивают открытость бюджетных учреждений, чем НКО Москвы. В этом уверена каждая третья региональная НКО (36%), а среди московских организаций таких только 20%.
НКО, работающие с разными целевыми аудиториями, практически не отличаются в оценке открытости. Единственное исключение – это НКО, работающие с узкими группами благополучателей. Они ниже всего оценивают партнерство с органами власти (6% против 12%-18% у остальных НКО) и открытость бюджетных учреждений (24% против 29-36% у остальных НКО).
Открытость и партнерство со СМИ также оценивается НКО достаточно низко (2,48 баллов из 5). Большинство НКО (60%) не согласно с тем, что СМИ открыты для размещения информации на бесплатных или партнерских основаниях. НКО также видят проблему в недостатке журналистов, достаточно компетентных и осведомленных, чтобы писать о работе НКО и социальных проблемах (47%). Этот суб-показатель демонстрирует два запроса со стороны НКО – не только на доступность размещения в СМИ, но и на качественную журналистику, квалифицированное и корректное освещение работы НКО.
Региональные НКО выше оценивают доступность и открытость СМИ, чем московские организации. В регионах НКО чаще чем в Москве говорят о готовности СМИ бесплатно размечать информацию (20% и 6%) и о качественной журналистике для НКО (22% и 10% соответственно). С одной стороны, это может говорить о более простом выходе на СМИ в регионах, с другой, говорить о более высоких требованиях и ожиданиях от СМИ со стороны московских НКО.
Наименее позитивно НКО оценивают открытость бизнеса (2,23 баллов из 5). Этот суб-показатель один из самых низких среди всех, включенных в модель оценки. Опрошенные указывают на неравенство во взаимодействии. О том, что бизнес не воспринимает НКО как полноправных партнеров, говорит почти 70% опрошенных, и только 6% уверены в обратном. Помимо иерархии в коммуникациях, НКО указывают на нехватку площадок для взаимодействия с бизнесом (58%). Вероятно, таких мест для совместной коммуникации, которые были бы признаваемыми и авторитетными для обеих сторон, недостаточно. Такие низкие оценки говорят о невидимости НКО для коммерческих компаний, что снижает шансы большинства организаций в налаживании контактов с бизнесом и формирования партнерских взаимоотношений.
Неравенство во взаимодействии с бизнесом отмечают даже НКО с высоким уровнем организационного развития. Из них только 13% уверены, что бизнес воспринимает некоммерческие организации как полноправных партнеров. Среди НКО с низким уровнем организационного развития так не ответила ни одна НКО.

Чуть лучше НКО с высоким уровнем организационного развития оценивают наличие площадок для эффективной коммуникации с бизнесом (25%). Среди НКО с низким уровнем таких только 3%.
Заметное различие также наблюдается и среди НКО, работающих с разными целевыми аудиториями. О том, что бизнес не воспринимает НКО как полноправных партнеров, сказали 82% НКО, оказывающих помощь узким группам благополучателей, в то время как по остальным НКО этот показатель находится на уровне 64-70%.
Ожидания на будущее
В заключение представим ответы на вопрос о том, каких изменений в состоянии некоммерческого сектора ожидают опрошенные организации. В целом, ожидания соответствуют достаточно низким оценкам внешней среды работы НКО, от которой во многом зависит их дальнейшее развитие. Если в оценке текущего положения дел значительная доля опрошенных не смогла определиться, и 54% сказали, что оно в чем-то хорошее, а в чем-то плохое, то в оценках перспектив ближайшего года опрошенные проявили большую определенность. Так, чуть менее половины (44%) ожидают, что условия работы некоммерческого сектора в ближайший год станут хуже. Четверть опрошенных (27%) сомневается в однозначных оценках, а каждый пятый (20%) считает, что состояние сектора НКО в ближайший год улучшится. Причем оценки перспектив напрямую связаны с восприятием внешней среды развития НКО – те организации, кто выше оценивает показатели и суб-показателей внешней среды, более позитивно оценивают перспективы сектора в целом в ближайший год, и наоборот.
Ожидания опрошенных НКО относительно ситуации в некоммерческом секторе различаются среди организаций разного региона и уровня организационного развития.

НКО Москвы, так же, как и в ряде других случаев, описанных выше, более пессимистичны. Если среди них более половины (53%) считает, что дела в секторе станут хуже, то среди региональных организаций таковых значительно меньше – 40%. Хотя для них это также остается самым частым ответом.

Различия проявляются и в ответах НКО разного уровня организационного развития. Те, у кого он высокий, чаще высказывают позитивные ожидания (33%), чем те, у кого уровень организационного развития средний (17%) или низкий (13%). Можно сказать, что НКО с высоким уровнем организационного развития представляют собой уникальную группу организаций, не имеющих ярко выраженных пессимистичных оценок относительно будущего сектора в ближайший год. О том, что дела станут лучше, сказали примерно столько же (36%), сколько и о том, что дела станут хуже (33%), и примерно столько же не смогли однозначно оценить свои ожидания (29%).
Какие условия работы НКО станут лучше в ближайший год?
Позитивные ожидания опрошенных связаны, в первую очередь, с увеличением государственной поддержки НКО (24%) и ростом профессионализации и сплоченности сектора (18%).

Говоря о государственной поддержке (24%), НКО не ограничиваются ожиданиями роста финансирования в форме грантов, субсидий или имущественной поддержки. Помимо этого, опрошенные ожидают развития взаимодействий с органами власти, упрощения и расширения доступа к предоставлению социальных услуг, пересмотра тарифов на социальные услуги. Также НКО ожидают роста государственного внимания и поддержки НКО, работающих в сфере патриотизма и работающих на территориях ЛНР и ДНР.
Господдержка
Профессионализация, сплоченность сектора
Увеличение целевой аудитории, увеличение работы
Волонтерство
Гранты
24%
18%
11%
10%
10%
«Надеемся на улучшение условий работы с региональными Минздравами благодаря совместному опыту взаимодействия по обеспечению препаратами детей».

«Финансирование отдельных направлений патриотического профиля».
Ожидания профессионализации и сплоченности сектора (18%) опрошенные связывают с развитием образовательных услуг для НКО, а также с общей ситуацией кризиса. НКО говорят о профессионализации и повышении уровня работы НКО как об ответе на необходимость адаптироваться к кризисным условиям. Ожидания роста сплоченности сектора и консолидации усилий отдельных НКО также связаны с внешним кризисом.
«В стремлении удержаться, НКО тем самым, возможно, достигнут чего-то большего».

«Рынок труда в других секторах пострадает, появится шанс конкурировать за хороших специалистов».

«НКО будут вынуждены объединяться для того, чтобы выжить».
Опрошенные ожидают увеличения целевых аудиторий и объема работы (11%). Речь идет не только о новых целевых группах или росте объема благополучателей, но и об увеличении востребованности деятельности НКО со стороны общества и государства.
«Работа НКО станет еще важнее, чем прежде».

«Обращение государства к ресурсам и возможностям НКО для возмещения социального и экономического ущерба».
НКО также ожидают роста числа волонтеров (10%) и развитие грантовых возможностей (10%).
«Больше грантов на уставную деятельность. Увеличится качество и количество программ по информационной и образовательной поддержке НКО».

«Становится большее количество грантовых конкурсов. Грантовые конкурсы начинают учитывать разные потребности НКО, в том числе выделяют средства на долгосрочные проекты, адресную помощь, административные расходы и проч.».
Реже респонденты говорили об ожиданиях развития партнерских отношений между бизнесом и НКО. Они крайне низкие, так же, как и оценки текущего взаимодействия между НКО и коммерческими компаниями.
Какие условия работы НКО станут хуже в ближайший год?
Негативные ожидания связаны с ухудшением экономических условий и финансирования (70%), с усилением государственного контроля над сектором (26%), общим сокращением деятельности сектора (15%), и незаинтересованностью государства в развитии НКО (6%).

Чаще всего НКО говорили, что ожидают ухудшения экономических условий и сокращения финансирования. В этом контексте в первую очередь речь идет о сокращении пожертвований от частных лиц ввиду ухудшения общего материального благосостояния населения. Также НКО ожидают сокращения поддержки со стороны бизнеса и государства, усложнение процесса получения государственных грантов и иной финансовой поддержки.
Экономические условия, финансирование
Усиление государственного контроля над сектором
Сокращение деятельности сектора (отток кадров, технологические и коммуникационные проблемы)
70%
26%
15%
Незаинтересованность государства в развитии НКО
Другое (лекарственная помощь, рост социальной напряженности)
6%
6%
«Возможности стабильного финансирования станут хуже – бизнес и граждане все меньше и меньше жертвуют на хорошие дела. Экономическая ситуация – эту причину называют постоянно. Отсюда риски для НКО – отсутствие возможности продолжать деятельность».
Второе по распространенности ожидание связано с усилением контроля над некоммерческим сектором со стороны государства. Это включает рост цензуры, ограничительного законодательства и признание НКО «иностранными агентами».
«НКО уже не могут вступать в открытую конфронтацию с государством, указывая на несовершенства законодательства – это чревато не только недовольством, опалой, ограничением доступа к финансированию, но и реальным преследованием».
Среди проблем, с которыми НКО ожидают столкнуться в ближайшем будущем, также отмечается сокращение деятельности сектора в целом, связанное с оттоком квалифицированных кадров и волонтеров, недоступностью многих технических программ и IT-решений, проблемами с помещением.

Ряд НКО также ожидают, что возрастет незаинтересованность государства в развитии НКО.

Среди других возможных ухудшений отмечается рост социальной напряженности, проблемы с лекарственным обеспечением подопечных и проч.

Основные выводы

  • Общая оценка внешней среды развития НКО находится на уровне ниже среднего (2,83 балла из 5). Опрошенные некоммерческие организации воспринимают условия своей работы как скорее сложные, чем те, что способствуют легкому беспрепятственному развитию.
  • Полученные оценки носят субъективный и экспертный характер. В этой связи по всем показателям внешней среды развития НКО наиболее высокие баллы были получены от организаций с высоким уровнем организационного развития и крупного размера (с большим числом сотрудников и объемом финансирования). Это говорит о том, что более устойчивые в организационном плане НКО склонны лучше воспринимать условия своей работы, чем небольшие НКО и с низким уровнем организационного развития.
  • Инфраструктура сектора по сравнению с другими аспектами внешней среды оценивается как наиболее благоприятная для развития НКО (3,33 балла из 5). При этом ее общая оценка находится на уровне всего немного выше среднего. НКО положительно оценили характеристики профессионального сообщества сектора, в том числе сплоченность, качество и наличие ресурсных центров и ассоциаций, представляющих интересы НКО. От 40 до 50% опрошенных говорят о доступности и подходящем качестве образовательных возможностей, профессиональных консультаций и услуг.
  • Социальный контекст работы НКО оценивается чуть выше среднего (3,10 баллов из 5). Общий социальный климат в обществе (взаимоподдержка, взаимопонимание и отсутствие конфликтов) воспринимается опрошенными неоднозначно. Они не могут дать уверенные позитивные или негативные оценки с точки зрения благоприятности данного контекста для работы НКО. НКО, по мнению опрошенных, имеют достаточно неплохую репутацию, в обществе отсутствуют сильно выраженные предубеждения против НКО, население готово обращаться за помощью в организации и поддерживать НКО преимущественно волонтерским, а не денежным участием. При этом НКО указывают на недостаточную информированность граждан о работе НКО.
  • Доступность ресурсов оценивается на среднем уровне (2,94 из 5 баллов). Президентские гранты и гранты от региональных органов власти выделялись как наиболее доступные для НКО по сравнению с другими видами финансовых ресурсов. Для крупных НКО, ориентированных на непосредственную работу с благополучателями в социальной сфере, частные источники финансирования (пожертвования, фандрайзинг, продажа товаров и услуг) не сильно уступают в доступности грантам. Трудовые и материальные ресурсы оцениваются НКО как значительно менее доступные. Наиболее остро стоит вопрос с доступностью помещений для работы, рекламных площадей и нехватки квалифицированных кадров.
  • Политический и правовой контекст оценивается НКО ниже среднего (2,83 из 5 баллов). Текущая политическая ситуация воспринимается половиной опрошенных как неблагоприятная для работы. Также низко оценено отношение органов власти к НКО, которые редко ценят экспертизу и работу НКО. Выше всего в данном контексте опрошенные оценили нормативно-правовое регулирование, в особенности понятность правил регистрации и отчетности. Менее однозначные оценки НКО дают плановым проверкам и понятности правил ликвидации организаций, что может быть связано с отсутствием подобного опыта.
  • Открытость партнеров к НКО оценивается ниже среднего (2,44 балла из 5). Внешние партнеры, по мнению опрошенных, не готовы воспринимать НКО как полноправных участников взаимодействия, в целом присутствует существенное неравенство в коммуникации. Хуже всего НКО оценили открытость бизнеса и наличие площадок для коммуникации с ним. Об этом говорило и большинство НКО с высоким уровнем организационного развития. Готовность СМИ бесплатно размещать информацию об НКО, как и доступ к качественной журналистике для НКО оценивается чуть лучше, особенно региональными НКО. Наиболее позитивно НКО оценили открытость органов власти и особенно бюджетных учреждений.
  • Экономический контекст связан с наибольшим количеством негативных оценок (2,34 из 5 баллов) среди всех показателей внешней среды. Наибольшую обеспокоенность экономической ситуацией в секторе и стране в целом выражают крупные НКО, которые могут потерять в масштабе работы и финансировании, а также неустойчивые в финансовом плане НКО с низким уровнем организационного развития. Отсутствие возможностей долгосрочного финансового планирования показывает, что большинство НКО не уверены в завтрашнем дне. При этом поддержка в виде сниженных налогов или льгот практически отсутствует, а банковские кредиты для большинства НКО остаются малодоступными.
Об авторах
Авторы

Коллектив сотрудников Центра оценки общественных инициатив Института прикладных политических исследований НИУ ВШЭ:
Юлия Скокова
Ирина Краснопольская
Мария Рыбникова

Финансовая поддержка
Факультет социальных наук НИУ ВШЭ

Экспертная поддержка
Фонд «Нужна помощь» (Елизавета Язневич, Ксения Бабихина)

Рабочая группа

Сбор и анализ данных
Вероника Крайнова
Мария Подобедова
Юлия Смирнова
Яна Степанищева





Визуализация данных
Александр Маньшин
Денис Баранов